Настоятельно рекоммендуем обновить версию Вашего браузера, сделать это можно по этой ссылке http://www.microsoft.com/rus/windows/internet-explorer/

Ребенок должен выключить компьютер!?

Добавить в Вконтакте Добавить на facebook Поделиться в Моем Мире Добавить в Одноклассники

Ребенок должен выключить компьютер!?

Дата:26 Декабря 2016

Ребенок должен выключить компьютер?!

Когда вы хотите, чтобы ваш ребенок выключил компьютер, нужно приготовиться к трудной работе. Как выяснилось, недостаточно крикнуть, пробегая мимо: «Все, время вышло. Пора выключать!» А потом, пробегая обратно: «Ты все еще играешь? Выключай сейчас же!». Родительские будни переполнены делами и заботами, и кажется вполне естественным, что ребенок должен сам понять, что пора выключать. Но это не так.

Как только вы задумали эту аферу под названием «Конец игры на компьютере (планшете, телефоне)», вы вступаете в битву с многомиллионной индустрией, которая построена на том, чтобы не выпустить вашего ребенка из своих восхитительных игровых лап. Но, к счастью, в этом тоже есть плюс. А что нам как родителям остается в этом случае? Только искать плюсы.

Итак, мифы и легенды нашего времени гласят, что ребенок, если с ним договориться, сам должен вовремя выключить компьютер (планшет, телефон) ну или в обозначенное время отложить его и больше к нему не прикасаться до следующего дня. 

Это, подчеркиваю, мифы и легенды. О том, какие потребности удовлетворяют гаджеты, я писала отдельную статью. Но предположим сейчас, что их много. Играть интересно, увлекательно и т. д. Так же берем в расчет и то, что создатели игры учитывают психологический фактор и строят игры с задачей оставить игрока, как можно дольше в игре. Ладно, понятно и это. Однако дети и подростки самые уязвимые пользователи. Почему? Да потому, что у них недостаточно сформирована воля, способность переключаться, сиюминутные интересы чаще ставятся во главу угла, а стратегические, дальние перспективы, как бы хороши они ни были, воспринимаются труднее. В связи  с этим, когда ребенок подходит к точке «Б», когда нужно выйти из игры или выключить, отложить гаджет, начинается самое интересное. Против родителя выдвигается огромная армия программистов игры с «прокаченным» оружием влияния на ребенка. И ребенок становится их явным сторонником, голосом, и … вы уже слышите: «Пожаааалуйста, еще минуточку… ну еще чуть-чуть…» - сначала мольбы.  Потом скрытое сопротивление: «Ага, я как раз заканчиваю», а то и вовсе игнор. Родитель не справляется – все-таки, силы не равны. Уже чувствуется явное бешенство, в ход идут причитания, угрозы, приказы, увещевания.  «Да сколько можно говорить! Вообще все заберу!», либо «Ну ты же понимаешь, это тебе не на пользу..», либо «Все! Вырубай!» (Каждый родитель может в этом месте добавить своих пару фраз)

Ах, как жаль родителей, ну т.е. и себя тоже.

Однако, можно из этой ситуации, как я уже говорила, извлечь свои плюсы.

Во-первых, воля и переключаемость у ребенка действительно еще не сформированы. А мы на примере выключения компьютера имеем прекрасную возможность их формировать. Во вторых, …но об этом чуть позже.

Так вот, поскольку воля у ребенка до конца не сформирована, то мы приступаем к ее тренировке. Здесь начинается работа. Материнская, ну или отцовская. Кстати, за нее не платят. Так вот эта тяжелая, на мой взгляд, работа состоит в том, что в обозначенное время вы подходите к ребенку, смотрите ему, по возможности, в глаза, ну или просто на него, и  говорите: «Время вышло, прямо сейчас тебе нужно выключить компьютер (отложить планшет, отдать телефон)!» Взгляд при этом вы не опускаете, с места не двигаетесь.

Ребенок: «Да, да сейчас минуточку»

Вы: «Я понимаю, что тебе очень хочется играть, но время вышло и тебе прямо сейчас нужно...»

Ребенок: «Ну я тут совсем чуть чуть...»

Вы: «Да, конечно, я знаю, что ты очень любишь играть, но сейчас время вышло, прямо сейчас нужно...»

В моей практике (с чужими детьми) время, когда я так говорила, а ребенок не отдавал телефон, составило 22 минуты! Это тяжкий труд! Поначалу, по крайней мере. Он состоит в том, чтобы не впасть в отчаяние (он меня не послушает, все бестолку, придется действовать), не разозлиться (ах он такой, мне и так некогда, ничего не понимает, сейчас я ему устрою), не расстроиться (ну вот опять, мой ребенок зависимый, нужно просто забрать), не начать винить самого себя (это я ему времени и внимания не додаю, вот он и играет).

В итоге всех этих состояний в ход идут самые отчаянные меры: планшет выхватывается из рук, голос повышается до неузнаваемости, причем самим автором. Компьютер вырубается из сети. Применяются «добрые», старые как мир, средства влияния: шантаж «Если ты сейчас не выключишь, то...», угроза «Я у тебя все заберу, я тебе устрою» и т. п. А все от чего? От беспомощности.

Так вот вернемся. Мы, значит, такие умные родители, стоим – смотрим ребенку в глаза и повторяем практически одну и ту же фразу. Зачем?

Затем, что в этот момент мы выступаем внешней волей ребенка (а мы помним, что внутренняя еще слаба). Зачем берут начальников отдела продаж? Что, менеджерам разве самим непонятно, что чем больше они продадут, тем больше заработают?  Так вот, по-моему, начальник отдела – это внешняя воля, которая требует, подбадривает, мотивирует и т. д. Гораздо проще психологически, когда кто-то меня заставляет, а не я сам. Итак, мы стоим над душой и говорим одну и ту же фразу по 50 раз. Это такая работа. Постепенно время будет сокращаться и дойдет до того, что ребенок сам в обозначенное время выключит гаджет. Но, как и на любой работе, тут важно некоторое постоянство.

Так вот, на моей практике, не было ни разу, чтобы даже самый вредный, самый капризный, самый-самый ребенок не выполнил требование отдать телефон, когда время вышло. Но конечно, не с первой фразы и не так быстро. Дети выполняют требования. А это именно требование.

Итак, я верю, что если повторять свое требование, смотреть на ребенка, оставаться на месте, НО при этом не заводиться, не виниться, то по прошествии энного времени, ребенок выполнит то, что вы хотите – выключит компьютер, отдаст телефон, отложит планшет.

Но, дорогие родители, это еще не конец родительской работы! Рабочий день не окончен! После того, как ребенок выполнит ваше требование, его нормальная реакция – злость. Некоторые дети ворчат, некоторые кричат, некоторые просто вздыхают. Это очень важная часть. Прошу не путать две задачи. 1. Чтобы отдал телефон. 2. Что бы оставался доброжелательным.

Если мы требуем, а ребенок выполняет, он не обязан оставаться доброжелательным. Мало того, более естественной реакцией его будет злость. Ну, вспомните, когда от вас по работе требуют то, что вы не хотите делать, вы, конечно, выполните, но, возможно, разозлитесь. Это нормально. Так вот после того, как ребенок выполнил ваше требование, вы не ждете от него позитивной реакции и тем более уж не требуете ее!  

Для ребенка выполнить две задачи одновременно слишком тяжело! Поэтому если ваш ребенок ругается или ворчит, приступаем ко второй части работы.

Родитель: «Да, ты злишься, это понятно, но это так. Придет завтрашний день, 3 часа и ты снова сможешь играть».

Ребенок: «Да мне никогда ничего нельзя, вы вообще меня не любите!!!»

Родитель: «Да, ты злишься и ты расстроен, мне жаль…»

Ребенок: «Да ничего тебе не жаль, тебе вообще наплевать на меня».

Родитель: «Я поняла, что ты так считаешь, ты очень разозлился. Но это так, после того, как время вышло, телефон выключаем».

И эта часть работы тоже может варьироваться по времени.

Некоторые родители, которые еще не успели разозлиться в первой части, здесь уже могут не выдержать: «Это мне-то наплевать! Да я ради тебя… и т.д и т. п.»  Либо: «Ах так! Ладно, больше ко мне ни с одной просьбой не подходи! И есть не проси».  Эх...

Если в первой части вы еще не почувствовали вины перед вашим ребенком — здесь появляется прекрасная возможность! (она же ловушка!) «Ну ты пойми, это же для твоего же блага, я же добра тебе хочу», т.е. «Я хорошая, прости меня, не злись».

 Так вот, дети очень провоцируют нас на разные чувства. Однако наша родительская РАБОТА с ними, с чувствами, как-то справляться и ВОСПИТЫВАТЬ детей, а не бороться с ними. Поэтому, когда ребенок злится после выполнения требования, мы выдерживаем его злость, не злясь и не винясь в ответ. «Да, ты зол, я вижу, я понимаю, но это так». Эта буря тоже проходит. 

Зачем ее выдерживать? Затем что в результате, ребенок поймет:

· То, что с ним происходит, называется злость (или грусть?)

· Он поймет, что эта реакция нормальна. В том смысле, что люди могут злиться, когда выполняют требования

· Злость маму не пугает, не разрушает. Мама не злится в ответ и не испытывает вину (про это будет другая статья).

· Значит, когда я злюсь, я не порчусь, не становлюсь плохим. Значит, имею право злиться. (А мы – взрослые помним, что целеустремленность и упорство – агрессивные качества, об этом тоже есть отдельная статья)

· Есть дела, которые делать нужно, это так. Формируется внутренняя воля, ребенок сам себя сможет организовывать.

Так вот, если вы пережили эту бурю, то есть надежда, что у ребенка все это будет формироваться в голове и постепенно бури пройдут.

Остается заключительная часть работы. Так сказать, конец рабочего дня. После всего этого ребенок приходит на кухню или к вам в комнату и начинает вести себя, как ни в чем не бывало. Некоторых родителей накрывает в этом месте! «Ты же меня больше не любишь! Сам говорил!», «Ну это я так... ну извини». Не очень хороший расклад, т. к. за свою злость ребенок испытывает вину (не без влияния родителей). Значит, когда он злится - он плохой (Ребенок делает вывод: испытывать злость - это плохо).

Так вот, предположим, что мы очень крепкие, здоровые и счастливые родители (т. к. именно таким родителям легче выносить все вышеописанное), то, когда ребенок приходит, мы говорим с ним, как ни в чем не бывало. Просто, без обиды, зависти, злости. Просто? Если б было так просто, то мы бы потом не переживали, что слишком резко сказали, накричали, повздорили со своим ребенком. А собственного ребенка бывает очень тяжело выдерживать. Но, извините, это часть родительства.

 

                                                                                                                                                     Автор статьи: Ирина Шестакова – психолог Центра Развития «ТЛК», гештальт-терапевт

 

← Перейти к списку статей